?

Log in

No account? Create an account

Помитинговали?

Ну что сказать? Плохой опыт - тоже опыт, тоже, наверное, ценен. Я о митинге в Саратове 12 июня. Но по порядку.
Итак, плюсы:
- митинг был согласован горадминистрацией более-менее в черте города, никто не пострадал за убеждения в ходе этого согласования;
- митинг был очень многочисленным, тут можно не сомневаться. Пришли тысячи, 3 или, может быть, 5 тысяч (сложно оценить, так не все поместились в отведенном для митинга сквере и значительное число людей находилось снаружи). Рекорд по численности протестных мероприятий в Саратове за всю постсоветскую историю был снова побит после шествия 26 марта.
Теперь минусы:
- очень, ну просто крайне неудобное место для подобного мероприятия: крошечный сквер в тупике улицы в малонаселенном районе (это не самая окраина, но как бы такой глухой аппендикс). Сквер представлял собой асфальтовую дорожку шириной 3 метра и длиной метров 300 с газонами по обеим сторонам. В самом конце дорожки была смонтирована сцена, все митингующие стояли словно в очереди затылок в затылок на узкой дорожке. Многие неизбежно ходили по газонам, стояли на них, а организатор со сцены призывал этого не делать, чтобы не получить штраф;
- ну о-очень странная организация самого действа: очень плохой звук (я в середине сквера уже почти ничего не мог разобрать). Очень мало было выступающих и были они черт знает кем и жевали кашу (зажечь попытались только пара КПРФников, при том расслышать можно было только одного из них). Организатор как будто не знал, что ему говорить и вообще выглядел заметно пофигистично. Ну и вишенкой на торте была девушка-саксофонистка, музицирование которой пришлось слушать примерно 2/3 всего времени (это было странно и как-то вообще нелепо);
- не давали слово желающим! Типа только по предварительной записи. Одного старого лево-экстремиста, моего знакомца, просто не пустили категорически к микрофону (хотя некотрые подходили как будто сходу и их пускали).
Общий вывод такой: пришло очень много людей и их там натурально чпокнули городские власти под звуки саксофона. Это, видимо, такой специальный сарказм. Когда организатор начал скандировать "Мы здесь власть!" у меня просто рот не открылся, чтобы повторять это. Очень смешно: мы - власть в этом скотском загоне (молчи и слушай музычку). Это такой яркий пример как нельзя ни в коем случае делать протестные акции. Я ушел очень недовольным, с отвратительным послевкусием перенесенного унижения. Если бы не несколько приятных встреч со знакомыми, это было вообще впустую потерянное время.
Просто: если нет противодействия - задержаний, обысков, штрафов, административных (или даже уголовных) статей, то и действие, скорее всего, так себе, беззубое совсем. Я уж не буду говорить, что кто-то подсадной или, там, слабый, тут нельзя утверждать. Хочется сразу сказать что-то вроде "лучше вообще ничего не делать, чем так делать", но это все же несправедливо. Все-таки акция была массовая, саратовцы не такие уж и сони на самом деле.
А еще меня расстраивает такая вот риторика, что вот мы требуем ответов от власти на улицах. Такое интеллегентское балабольство, поправляя очки на носу: "Позвольте, сударь, но это немыслимо!". Во власти находятся люди с менталитетом гопников и такой стиль протеста, я подозреваю, их потешает даже, но ни в коем случае не пугает или, тем более, не толкает к каким-то противоестественным действиям (типа настоящей борьбы с коррупцией).

Метки:

Давайте поругаем Навального. С левых позиций сделать это проще простого.
1. Навальный буржуазный.
Читать дальше...Свернуть )

Метки:

37

Странные родители попыхтели по осени в далекие брежневсие времена и - вуа-ля - вот вам Скутин, который уже всех заебал. Не грустите в этот светлый день!
Меня никак не отпускает послевкусие от книги Алексея Юрчака "Это было навсегда, пока не кончилось: последнее советское поколение". На мой взгляд это просто замечательная книга проясняющая очень многое в сегодняшней ситуации в стране. Автор обработал множество материалов - дневниковых записей обычных позднесоветских граждан, интервью с людьми, жившими в то время. Книга позволяет понять нечто очень важное - культурные корни, основу, на которой выросла современная Россия.
В книге описана структура позднесоветского общества, состоящая условно из трех культурных слоев. Активисты, диссиденты и свои (нормальные). Соотношение первых двух групп вместе взятых к третьей, это где-то 1/10. При том активистов было совсем уж мало и встречались они редко и практически поштучно. Поясню терминологию.
Активисты - это были редкие чудаки, искренне верующие в наступление коммунизма, всерьез воспринимающие советский марсксизм-ленинизм и партийный дискурс, восхищающиеся советским государством. При этом, характерно, что они никогда не бывали партийными бонзами и по партийной карьерной лестнице никогда слишком высоко не поднимались. Проще говоря, активисты были по общему признанию (в том числе и партноменклатуры, бывшей как раз исключительно нормальной) наглухо ебнутыми фриками, избежавшими психушки только в силу совпадения их бреда с официозной политикой партии. А теперь на минуточку осознаем из какого культурного слоя вышла вся постсоветская левизна и перестанем уже удивляться отсутствию настоящих левых на политическом поле и такому скептическому отношению большинства россиян ко всему коммунистическому.
Второй группой, чуть более многочисленной, чем первая были диссиденты. У них получилось создать даже что-то вроде своей субкультуры. Их болезнь была той же, что и у активистов - буквальное восприятие официального дискурса, но со знаком отрицания: "Нам все врут!!!". Сразу всплывает такой образ всклокоченного неопрятного мужика среднего возраста в очках с толстыми линзами, визжащего истеричным фальцетом что-то про подвалы Лубянки, и Гаагский трибунал пока санитары психбрагды волокут его машину. Эти борцы за правду варились сугубо в собственном соку, в своей субкультуре, и все окружающие также считали их ебнутыми и не хотели иметь с диссидой ничего общего. Понятно, что советские диссиденты - это культурная основа либеральной оппозиции. Их по-прежнему мало и они часто очень странные в своей борьбе за правду.
Большинство же населения было из своих, нормальных. При том, свои были как снизу, среди обычных людей, так в слоях партноменклатуры. Их политическая позиция была такой: советский проект ценен тем, что дает массу возможностей всем и каждому, а официоз - это просто скромная плата за все ништяки, ритуал, и не нужно его воспринимать буквально, но соблюдать стоит. Свои - это культурная основа современного центризма, лояльности власти, запутинства, но не в оголтело-радикальной форме (вроде НОДа и SERBа, ведь то ебанутый активизм), а в наиболее распространенной тихой и бытовой версии. Такое живем по-маленьку и ладно, не будем лезть в политику. Это объясняет и феномен бюджентников, сгоняемых куда-то постоять с флагами, которых постоянно упрекают то в ватности, то в продажности, что одинаково неверно. Эти люди вообще не мыслят в категорях правда-неправда, хорошая власть или плохая. Они просто спокойно выполняют ритуал взамен возможности, ну, просто работать по специальности, например.
Точкой опоры, которая позволила бы перевернуть русский мир (в смысле всего этого културно-исторического наследия), по логике стала быт некая форма соединения политактивизма с нормальностью. Психически здоровые, нормальные люди за отмену логики ритуала и возвращение буквального смысла в политичекий дискурс. Вообще фричество везде и всегда, на мой взгляд, хреновая форма для политической оппозиционности, но в России с ее советской историей особенно, в высшей степени. Фричество это путь отчаявшихся одиночек, такая автономизация и выключения себя отовсюду, что-то такое от крайней безысходности. Любовь к политриталу, ирония в отношении него, ненависть к нему, создание своего собственного - это все мимо. В действия и слова должен возвратится буквальный смысл, страна давно и сильно страдает от его отсутствия.

Метки:

Петербург

Больше 10 лет уже не живу в родном городе, но ревностно слежу за происходящим... Испытываю неприятные чувства. Бывает Петербург, как родной город, а бывает Петербург, как ПЕТЕРБУРГ - престиж, модное место, высокий уровень оплаты труда и т.п.
От блогера Варламова узнаю, что в муринских капустных полях построили чудовищный район многоэтажек. Я в те поля ходил за капустой в 90-х. В инстаграме наблюдаю за девицей с Поволжья, которая постит фотокомпозиции: собственная рука с зажатым в ней надкусанным маффином, раскрытая книга, вид из окна на старый город и под ней поэтический комментарий "Ах, Петербург, бла-бла-бла". Другой чел, приехавший из Воронежа, рассказывает с видом эксперта историю Петеребрга 90-х и 2000-х, не пожив в те годы ни дня в городе. При том, важные вехи этой истории у него - это, например, какой-то мерзкий порнограф, с лицом провинциального купца. Какого хуя всё это, хочется мне спросить?
Мне не нравится, что Петербург стал каким-то элитным клубом. Это произошло в 10-х, как мне кажется. Местные вдруг ощутили себя какой-то аристократией, высокомерно задрав нос. Провинциалы ломанулись косяком за деньгами и престижем (и я их могу понять, знаю от чего они бегут), вселились в эти жуткие мордорские строения на бывших полях... Что-то ушло. Мой Петербург (Ленинград, конечно, но это имя какое-то очень интимное, из детства), советский, наверное, был не лучше других, он был особенным, со своей атмосферой. Петербуржцы не были сплошь хипстерами и поэтами, они были обычными простыми людьми самых разных профессий, но со своей особой культурой (ничем не лучше, например, саратовской, но просто другой).
В общем, что-то мерзкое с моим любимым городом происходит... да и со всей страной тоже.

Метки:

Прочитал, наконец, книгу Алексея Юрчака "Это было навсегда, пока не кончилось. Последнее советское поколение". Читал долго, 660 страниц текста. Крайне интересное чтиво оказалось. Основные темы: "перформативный сдвиг позднесоветского дискурса" и "политика вненаходимости". Что это значит подробно рсписывать не буду, читайте сами, там все очень убедительно показано на множестве примеров. Сам я захватил лишь последние 10 лет Союза, да и то, в довольно несознательном возрасте. Поэтому я тоже был в некоторой степени во власти распространеных мифов об СССР. Спасибо автору, многое прояснилось.
Хочу сказать еще пару слов о собственном опыте, который мне был не до конца понятен, но теперь я все понял. Попробуйте использовть в разговоре с представителями последнего советского поколения (50-х и 60-х годов рождения) стандартную марксистскую лексику. Ну как ощущения? Почти всегда реакция будет такая: либо хохот до слез, либо шумная зевота. Все люди, пожившие в сознательном возрасте в СССР прекрасно знают, что в марксистско-ленинской риторике НИКОГДА не бывает буквального смысла, что это лишь некий некий формальный ритуал. Только одна крошечная и маргинальная часть советского общества умудрялась находить в жопе мозг в советском дискурсе буквальный смысл - это диссиденты и активисты (находили с разным знаком, само собой). Первых сажало в психушки само государство, вторых же просто считали за блаженных и избегали все окружающие. Так вот это особый культурный код, мощная традиция, которую преодолеть будет непросто. Не скоро получится объяснить, что понятия "профсоюзная борьба", "капитализм", "пролетариат", "эксплаутация" могут иметь живой смысл. Ведь даже и новое поколение, поколение детей советских граждан перенимает от родителей подобное отношение к левому дискурсу. В общем, я думаю, что надо о-о-очень много времени, чтобы прежние контексты забылись, улетучились, лет 150 наверное.
P.s.: Впрочем, у меня есть маленькая надежда теперь вот уже в сознательном возрасте стать свидетелем сдвига с мертвой точки, снова увидеть отмирание бессмысленного ритуального дискурса и возвращения констатирующего смысла в политическое послание.

Метки:

Исторический день

Редкий случай, когда можно было ощутить себя частью истории, историческим субъектом. В Саратове была акция на 2к+ человек. За 10 лет, что я живу в Саратове это самая массовая оппозиционная акция. Последний раз что-то подобное было в 2012 году в связи с выборами, тогда на митинг собралось около тысячи человек. Очень интересно и я очень воодушевлен своим в этом участии.
Долоев в ФБ сделал верное замечание, которое мне очень понравилось о том, что именно левые любители Новороссии призвали сидеть дома в этот день и читать Маркса. Где-то даже жалко сушеных догматиков, как они вообще думают попасть в будущее в таком виде? В чем причина? Скорее всего, эти люди просто не живут в полном смысле слова в России, по какой-то причине не ощущают здешнего биения жизни (ну, наверное, сознательно приложили максимум усилий, чтоб себя исключить из реальной жизни: уехали в Мск, Питер, заграницы, пристроились журналистами, политологами-публицистами, программистами, мелкими бизнесменами и т.п.).
Прежде идеи о смене общественно-экономической формации, нужно думать о том, как заложить культурное основание для появления в принципе чего-то левого. Прежде нужна культурная революция, и Навальный, по моему мнению, служит именно этой цели. Конечно, я отношусь к нему диалектически, вижу прекрасно все минусы, но считаю его ценным культурным агентом. Навальный - это прогресс, я в этом убежден. Не такой прогресс, чтоб коммунизм и немедленно, но прогресс, а до большего еще очень далеко. С догматическим чистоплюйством просто история пройдет мимо, а ты так и просидишь дома надутый со своим "всё или ничего".

Метки:

Почему Саратов?

Говорят, Алексей Цветков бросил магазин "Циолковский" и уехал жить в Саратов. Снял небольшую комнату в общежитии в Ленинском районе города. Устроился работать на местный завод, собирает на конвейере холодильники марки "Саратов". Алексей так прокомментировал свой поступок: "Если я ничем не могу помочь из Москвы обездоленным провинциалам, то я хотя бы могу уехать в Саратов и разделить с ними их непростую жизнь, а книг я и так уже написал достаточно".
Кроме того, ходят слухи, что его примеру последовал и политолог Борис Кагарлицкий. Его видели в оранжевой жилетке за рулем троллейбуса №11 в поселке Елшанка. На канале "рабкор" в Youtube появилось видео, в котором заплаканная девушка, похожая на дочку Бориса - Ксению говорит: "Я не понимаю что произошло, папа ничего не сказал, собрал чемодан и уехал, он даже не дождался нашей воскресной трансляции".
Писатель Александр Тарасов по этому поводу написал на своем сайте saint-juste.narod.ru: "Неожиданно для всех переезд из Столицы в провинциальный город, например в Саратов, стал модой среди московской левой интеллигенции. Писатели, преподаватели, политологи, журналисты все чаще бросают квартиры, детей, пожилых родственников и перебираются в глубинку, устраиваются на обычную простую работу. Здесь мы наблюдаем зарождение новой контркультуры: вдруг забытая всеми провинция, простая и бедная жизнь в ней стали невероятно модными среди леваков разного толка. По неизвестной причине особое место тут занял ничем не примечательный российский город Саратов. Говоря между нами, я и сам стал часто ловить себя на мысли, а не махнуть ли мне в... но я останавливаю себя, ведь кому-то нужно остаться в Москве, чтобы обо всем написать для истории. Знаю, что буду жалеть об этом всю жизнь".
Читаю книгу Алексея Юрчака "Это было навсегда, пока не кончилось", посвященную исследованию советского идеологического дискурса. Общий смысл таков, что в этом самом идеологическом дискурсе вообще не было констатирующей составляющей, т.е. она формально была - сообщение было как бы о чем-то конкретном, но фактически было ни о чем. И все обычные люди в своем уме это прекрасно понимали. То есть это не было ни правдой, ни ложью, но не было лишено смысла, что важно. Основным смыслом дискурса было иное - т.н. перформативная составляющая (термин Юрчака), т.е. некий ритуал, навроде клея, скрепляющий советское общество. И, опять же, перформативная составляющая также была для всех очевидна и ни в коем случае не считалась ерундой.
Особенно мне понравилась глава, где были описаны три типа советских людей: "свои", активисты и диссиденты. "Свои" - это нормальные, адекватные люди, которые все правильно понимают. Активисты - это редчайшие блаженные дурачки на полном серьезе считающие, что в идеологическом дискурсе содержится описание реальности и свято верящие в ее правдивость. Диссиденты - более распространенный тип, но тоже довольно редкий. Диссиденты также как и активисты уверены, в официозных пластиковых формулировках содержится описание реальности, но убеждены, что оно ложное - то самое преславутое "Нам все врут!". Ну, понятно, что нормальные "свои" думали об активистах и дессидентах: они были вредными дураками в их глазах. Юрчак: "...понимать, что основная часть идеологических ритуалов — это всего лишь необходимая проформа, благодаря формальному соблюдению которой может существовать «нормальная жизнь». Это двоякое понимание было важным критерием принадлежности к своим". При этом феномен "своих" ни в коем случае не сводился к циничному прагматизму и карьеризму, это скорее была забота об общем благе.
Смешно мне тут было от того, что позднесоветская культура со всей очевидностью перетекла и постсоветский период. Не важно наш Крым на самом деле или не вполне наш, важно, что раз уж нашкрым случился, он не должен критиковаться и ставится под сомнение во имя сохранения стабильности и нормальной жизни для всех. Никто не верит Путину и не любит его как фюрера на самом деле, но и к борцам с "кровавым режимом" и всевозможным критиканам отношение как минимум не сочувственное. Мы тут всё еще живем в советком перформативном чуде, нравится нам это или нет. Если не хочешь как все нормальные по-людски, то будешь иметь завсегда проблемы, будешь вообще отторгнут Россией на культурном уровне.

Метки:

Сырный продукт, сметанный продукт, винный напиток, сливочное масло из африканских пальм, стильно выглядящие ботинки с подошвой в 2 мм. Это такой мир фуфла, мир подделки. Все выглядет чем-то, но им не является. Кроме того, такая парадигма расплывается далеко за пределы товара.
На самом деле хрен с ним, с сырным продуктом, меня-то больше всего удивляют люди. Я просто не понимаю как можно быть настолько фальшивым, трусливым, мелочно-жадненьким. Как будто это какой-то вирус, который обездушивает всех вокруг. И для этого вируса нет препятствий ни в чем: ни в возрасте, ни в госграницах, ни в убеждениях.
Я замечаю это постоянно. Не быть, а казаться, создавать имидж. Быть во всем easy. Слегка любить, слегка дружить, слегка в чем-то разбираться, слегка что-то уметь (хотя нет, культ узкого специалиста все же существует, этого хотят, к этому стремятся, это все что осталось: человек как идеальный инструмет). Но вот быть слишком серьезным в отношениях - это даже такой как бы дурной тон. Это прямо оскорбительно для окружающих. Быть попроще. И ни в коем случае не требовать этого от других. Никаких обязательств. Да, и говорить об этом вслух трашно неприлично. Не обострять, не выводить на прямой разговор. Пластмассовый мир победил, как спел Летов, но он, мне кажется, даже не представлял насколько он был прав, ведь пластмасса не останавливается и завоевывает все до конца.
Конечно, для написанного есть конкретный повод. Но это не один какой-то случай, это система, это массовость. Не хочу все описывать, это всегда дает повод прицепиться к незначительным деталям и свести все к привычному easy. Это какая-то норма, из которой я почему-то выпал. Может быть это чисто субъективный опыт, но я просто в ужасе! Да нет, я уверен, что это не мои проблемы восприятия, это факт.

Profile

skootin
skootin

Latest Month

Октябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow